История Тайдзи Цюань

Давайте для начала попробуем разобраться, что это за слово такое. Есть двойственный его смысл. Первое значение – это повествовательный рассказ о каком-либо событии. Второе – это наука, которая опирается в основном на первое значение этого слова; изложение современника

Вот так и в Тай-дзи-цюань, существует масса версий о его возникновении. И, может быть, Вы знаете их даже больше, чем я, но факт остается фактом. Оно создано, живет, помогает людям и будет жить. 

Но все же раздел, в который Вы вошли, называется историей. И дабы быть честным и не обмануть Ваших ожиданий, готов поделиться с Вами историей, которую рассказал мне мой учитель. А ему – его учитель и т.д. и т.п.

И так, давным-давно, где-то около семисот лет назад, в монастыре Шаолинь, что находиться в Китайской провинции Хэнань на горе Сунь, жил один послушник, и звали его Джан Сан Фэн. Он был довольно творческой, мечтательной натурой, и поэтому шаолиньский жесткий график с его ночными молитвами, утренними медитациями и изнурительными тренировками, навевал на него уныние. Не знаю, насколько долго он боролся с этим состоянием, но все-таки он разрабатывает и осуществляет план побега. А так как в то время в Шаолинь было намного легче попасть, чем вырваться из него, то, естественно, и за нашим беглецом была организована погоня. И, казалось бы, все продумавший Джан вот-вот уже должен был оказаться в руках недавних братьев, а ныне палачей… Если бы не очередное авантюрное и, на первый взгляд, такое же абсурдное, как и сам побег, решение. Oн решает бежать в единственное место, где не было шаолиньских лазутчиков. Это логово их злейших врагов, колыбель даосизма – горы Удан.

Здесь, в горах, утопающих в зелени и каскадах нескончаемых водопадов, с вереницами кристальных рек и озер, в атмосфере вековой, размеренной, даосской философии «недеяния», после долгих медитаций и созерцаний природы великий мастер Джан Сан Фэн, наблюдая за поединком птицы и змеи, разгадал загадку «Инь – Ян». Здесь родилось Тай-дзи цюань, что в переводе означает «кулак великого предела» или «космический кулак».

По началу Тай-дзи цюань носило имя своего создателя и называлось 13-ть форм Джан Сан Фэна. Со временем из него вышли такие семейные стили как Джао бао, Чен и Ян. Сейчас 13-ть форм Джан Сан Фэна считаются утраченными. Но 51 человек в мире все же владеет ими. Они передаются только из уст в уста, непосредственно от учителя к ученику. И по преданию считается, что нельзя овладеть секретами тай-дзи, не овладев этой формой.

Шло время… Люди, практиковавшие 13-ть форм, входя на долгое время в это состояние, переставали замечать течение времени и воздействие на них окружающего мира. Окунаясь, все глубже и глубже в эти ощущения, мастера начали все больше и больше извлекать из формы чисто психологический, медитативный аспект. Из поколения в поколение, постепенно утрачивался оздоровительный и боевой аспект учения как само собой разумеющийся. Так рождается стиль Джао бао, который заимствует свое название у одноименной деревни (по преданию – в которой он создан).

Но наступают смутные времена. Междоусобицы, разрывающие страну на части и сжигающие в пожарах не только рукотворные чудеса, но и самих людей, наталкивают адептов Тай-дзи на мысль, что не время предаваться созерцаниям и философским размышлениям. Они решают обратить внимание на чисто прикладной или боевой аспект учения. Так возникает стиль Тай-дзи семьи Чен.

По началу ему обучались лишь члены семьи Чен, члены императорской династии и высшие офицерские чины императорской гвардии. Оно было совершенно скрыто от посторонних лиц, но, как говорится, – «Охота пуще неволи!». И, не смотря на запрет «чужакам» изучать Тай-дзи под страхом смертной казни, все новые безумцы решались посягнуть на тайну, покрытую мраком. По легенде, к числу таких «искателей приключений» относился и создатель стиля Ян. Он был достаточно богатым и честолюбивым человеком, но, несмотря на это, прекрасно понимал, что у него нет шансов честно попасть в число официальных учеников школы.

И вот он решается на беспрецедентный шаг. Молодой Ян продает все свое имущество и нанимается слугой в дом мастера Чен. Днем он выполняет свои обязанности по ведению хозяйства: уборка помещений, приготовление чая. И это дает ему возможность часами наблюдать за тренировками, высматривая все секреты учения. А когда все отправлялись отдыхать, и дом окутывала ночь, у него появлялась возможность практиковать увиденное. Так прошел не один год. Кто знает, как бы дальше развивались события, если б не его величество случай.

Однажды дом мастера посетил другой мастер Ушу и вежливо попросил о поединке. Учителя в то время не оказалось дома, и вызов приняли его сын и старший ученик. К великому сожалению, оба были повержены воинствующим гостем. Победитель начал требовать поединка с главным мастером, но тот был в путешествии и не мог отстоять честь семьи. Пятно несмываемого позора нависло над школой и всей семьей Чен, но тут в разговор вступил молодой человек. Он сказал, что не является официальным учеником, а всего лишь слуга, но он очень любит этот дом и просит позволения попытаться отстоять его честь. Вызов был сделан, и пришлый мастер принял его.

Каково же было удивление мастера, что он, только что победивший лучших учеников школы, терпит поражение от обыкновенного слуги. Поверженный мастер ушел. Через некоторое время вернулся домой и учитель. Его встретил на пороге слуга с привычной чашкой чая и со словами: «Простите, шифу, я украл секреты вашей семьи и достоин наказания». Учитель взял чашку, сделал глоток и сказал:

«Ворует и достоин смерти – чужак, а из твоих рук я много лет пью чай, ты отстоял честь моей семьи и мою честь. Ты – не чужак, а мой ученик и заслуживаешь поощрения, а не наказания».

Так он был принят в официальные ученики мастера Чена. Овладев в достаточной мере мастерством школы Чен, мастер Ян долго путешествовал по Китаю, бессменно побеждая во всех поединках.

Так и не найдя достойных соперников, мастер Ян приходит в Пекин. Там в процессе тренировок он приходит к выводу, что с приходом огнестрельного оружия прикладной аспект Тай-дзи уходит на второй план. Так как, что бы достичь каких-либо успехов в его боевом направлении, требуются годы упорных тренировок, а что бы нажать на курок, достаточно минутного инструктажа. И мастер Ян в полной мере сосредотачивается на оздоровительном аспекте учения. Так в Пекине была открыта первая школа, но уже семьи Ян.

Вот мы с Вами и завершили свой небольшой экскурс в историю «Великого Предела», который и по сей день стоит на вооружении у Китайского министерства здравоохранения как мощное средство в профилактике и лечении многих заболеваний.                            

Андрей Петрович Старовойт

Учитель Школы боевых искусств "Пересвит"

 

 

ПОДПИСКА